De-Animator (troika_ptah) wrote in upyrnet,
De-Animator
troika_ptah
upyrnet

Бѣньковскiй Ив. Осина въ вѣрованiяхъ и въ понятiи народа на Волыни. 1898.


Бѣньковскiй Ив. Осина въ вѣрованiяхъ и въ понятiи народа на Волыни // Кiевская Старина. 1898. № 7—8. С. 6—9. pdf

Къ числу деревьевъ и растенiй, занимающихъ одно изъ первыхъ мѣстъ въ вѣрованiяхъ простого народа — принадлежитъ осина. Въ народныхъ пѣсняхъ осина не встрѣчается и не воспѣвается, подобно тому, какъ воспѣваются дубъ, явиръ, тополя, береза, калына, верба; но въ вѣрованiяхъ простого народа о чертовщинѣ, о вѣдьмахъ, выходцахъ съ того свѣта тѣсно и неразрывно связаны съ представленiемъ объ осинѣ, какъ объ оберегѣ и предохранителѣ отъ всей этой "нечисти". —
По распространенному въ староконстантиновскомъ и заславскомъ уѣздахъ (и насколько мнѣ извѣстно - по всей Волыни) среди простого народа повѣрью — Iуда повѣсился на осинѣ, и потому то она "завше трусыця", даже и тогда, когда на дворѣ совсѣмъ спокойно и нѣтъ ни малѣйшаго вѣтерка. — Относительно постояннаго дрожанiя листьевъ осины на Волыни есть еще одно повѣрье (впрочемъ малораспространенное), слышанное мною въ заславскомъ уѣздѣ, въ с. Бѣлевѣ отъ кр. Ефросинiи Морозовой. — Вотъ оно: "то булы десь и колысь дви видьмы: маты и дочка. Обыдви булы дуже велыки видьмы, и дуже межъ собою неладылы; идна другу страшне ненавыдила и идна другiй пакостыла. Отъ разъ маты видьма заманыла до себе дочку видьму и вбыла iи, а тило iи поризала на кускы и розвишала по всимъ деревьямъ по кавалку. Не повисыла видьма маты кавалка тила вбытой дочкы тылько на одну осычыну; осычына задрижала видъ завысти и злости и доныни"... Повѣрье это — варiантъ или отголосокъ подобнаго же повѣрья, распространеннаго въ Литвѣ, и сообщеннаго Карловичемъ въ его статьѣ: "Podania i bajki ludowe, zebrane na Litwie", напечатан. въ "Zbior wiadom." т. XI и XIII.
О человѣкѣ, который почему либо дрожитъ и трусится, на Волыни есть поговорка: "трусыця — якъ осычына". — О злыхъ людяхъ на Волыни же (староконст. уѣздъ) есть брань: бодай ты (или: бодай винъ) повисывся на сухи осыци; или просто въ видѣ отзыва, характеристики о человѣкѣ: "его (треба) повисыты на сухiй осыци".
При всей такой несимпатiи, нелюбви народа къ осинѣ, - народъ считаетъ это дерево, какъ я уже сказалъ, первѣйшимъ оберегомъ и предохранительнымъ средствомъ отъ чертей, вѣдьмъ, покойниковъ, упырей и пр.
Такъ, по повѣрью народа, чтобы оберечь корову отъ вѣдьмы, если нельзя весь заборъ или огорожу вокругъ "оборы" сдѣлать изъ осиновыхъ кольевъ и жердей, — то нужно хотя изрѣдка въ заборѣ повтыкать осиновыя колья; тогда вѣдьма не пройдетъ черезъ такой заборъ и не подступитъ къ коровѣ. (старокон. и заславскiй уѣзды). Въ крайности нужно, чтобы хотя тотъ колъ, къ которому привязываютъ корову, былъ осиновый (староконстантинов. уѣзда). Такое же повѣрье объ осиновой огорожѣ для предохраненiя коровы отъ вѣдьмы записано Рокоссовской въ стат. "O swiecie roslinnym w podaniach ludu ruskiego na Wołyniu" — въ "Zbior wiadom.". Для предохраненiя же коровъ отъ вѣдьмъ въ нѣкоторыхъ селахъ староконстантиновскаго уѣзда бабы надѣваютъ коровамъ и телятамъ на шею обручи, свитые изъ молодыхъ осиновыхъ прутьевъ; подкуриваютъ вымя коровы осиновыми листьями и корой.
Если покойникъ по ночамъ шатается и не даетъ людямъ покою, то, по общераспространенному положительно по всей Волыни повѣрью, первое средство избавиться отъ посѣщенiя покойника — вбить въ могилу его осиновый колъ. Повѣрье это имѣетъ варiанты: въ однихъ мѣстахъ (уѣзды староконстантиновскiй, заславскiй) народъ говоритъ, что осиновый колъ просто нужно вбить въ могилу, а въ другихъ мѣстахъ (уѣзды ковельскiй, владимиро-волын.) народъ вѣритъ, что осиновымъ коломъ нужно пробить самого покойника въ гробу, чтобы его такъ сказать, пригвоздить къ мѣсту. Второй вариантъ схожъ съ такимъ-же повѣрьемъ, распространеннымъ въ Самарск. губер. и сообщеннымъ Садовниковымъ въ его "Сказкахъ и преданiяхъ Самарскаго края", съ тою лишь разницею, что, по вѣрованiю самарскаго народа, колъ покойнику нужно вбить въ задъ.
Для прекращенiя продолжительной засухи, по понятiю народа, нужно, если есть закопанный на кладбищѣ недавно похороненный самоубiйца, а особенно, если то висѣльникъ или утопленникъ, выкопать его, вынести за село и тамъ закопать на "роздорожи", а въ могилу вбить осиновый колъ (старокон. у.).
Въ заславскомъ же уѣздѣ народъ говоритъ, что для прекращенiя засухи нужно трупъ самоубiйцы или бросить въ болото и тамъ пробить осиновымъ коломъ, или, если болота нѣтъ, то, закопавъ его за селомъ и вбивъ въ могилу осиновый колъ, могилу эту поливать водою - и тогда засуха прекратится и пойдетъ дождь.
Послѣднiй варiант этого повѣрья - несомнѣнно отголосокъ такого же повѣрья, существующаго въ Кiевской губернiи, въ Бердичевскомъ уѣздѣ, какъ видно изъ статьи Кошовика "Живой упырь въ борьбѣ съ умершими упырями" (Кiев. Стар. 1884 г. кн. 1-я стр. 169—171), а также въ чигиринскомъ уѣздѣ, о чемъ сообщаетъ Подбересскiй въ стат. "Materyału do Demonologii ludu ukraińskego" — въ "Zbior wiadom." т. IV. 3—83.
Подобное же повѣрье, какъ можно видѣть изъ ст. Краузе "Powrót umarłych na swiat.". ("Wisła" 1890 г. III, стр. 657—683), существуетъ даже и въ Сербiи.
Также въ староконст. у. (д. Григоровка, с. Воронковцы), есть повѣрье, что если умретъ вѣдьма или упырь, то, чтобы онъ по ночамъ не шлялся и не безпокоилъ людей, нужно если не все "вико" (крышку) на "труни" или "домовыни" сдѣлать изъ осиновой доски, то хотя часть его; тогда "мрецъ" низачто уже не встанетъ изъ такой "домовыны"; осиновое "вико" не пуститъ его, а "мрецъ" не въ состоянiи будетъ поднять его. —
Съ осиновой палкой въ рукахъ можно во всякое время ночи и куда угодно идти, и никакая нечисть не приступитъ къ человѣку. (Старокон. у.)
Если на окнахъ и у дверей, когда ходитъ покойникъ, положить по куску осины, то покойникъ уже не войдетъ въ хату. (Заславск. уѣздъ).
Въ простонародной медицинѣ, въ лѣченiи и практикѣ сельскихъ бабокъ, знахарокъ и шептухъ, осина во всѣхъ родахъ и видахъ (осиновый корень, осиновая кора и осиновые листья) также играетъ важное значенiе, какъ цѣлебное лѣкарственное средство: осиновую кору пьютъ отъ лихорадки и т. п.
Вообще, какъ можно видѣть изъ литературы по этнографiи, осина, какъ оберегъ и предохранительное средство отъ чертей, вѣдьмъ, упырей и пр., пользуется значенiемъ не только у простого народа на Волыни и вообще въ Малороссiи, но и у простонародiя Литвы, Польши, Бѣлоруссiи, у великороссовъ и даже у болгаръ, сербовъ и т. п.
Tags: Беньковский И.
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic
  • 0 comments